1997 Prince of Darkness...  


Kerrang! Magazine
Сентябрь, 1997г.
Jason Arnopp



Трент Резнор изобрёл Мэрилина Мэнсона, произвёл революцию в сфере саундтреков для фильмов и единолично сделал индастриал-рок крутым. И теперь, в своём первом за последние три года интервью британской прессе, фронтмен NIN подробно рассказывает, как он это сделал.

«Мимо моего дома и дома (хоррор-писательницы) Энн Райс каждый день проходят экскурсионные группы. Что-то вроде: "Здесь живёт женщина, которая написала "Интервью с Вампиром", а здесь – рок-звезда, которая поклоняется Сатане!"»

Лидер NIN Трент Резнор сидит дома в Новом Орлеане, выздоравливая от лёгкого недомогания, вызванного Pringles. Иногда слышится лай его собаки Дэйзи.

«Я сижу здесь, у себя в гостиной, где, как мне кажется, они не могут меня видеть, – откровенничает Резнор. – Я сейчас в одном нижнем белье, поэтому я надеюсь, что мои расчёты верны…»

NIN, одна из самых значительных групп нашего времени, только что нарушили долгое молчание, выпустив новый EP, "The Perfect Drug". Изначально эта песня была написана для саундтрека к последнему фильму Дэвида Линча «Шоссе в никуда». И да, новый альбом NIN в процессе записи. Сейчас Резнор работает над ремиксами для EP Дэвида Боуи, но как только он «освободится», он сосредоточиться на работе над третьим полнометражным альбомом NIN. И состоится это «в первой половине следующего года, как я надеюсь».

С момента выхода великолепной "The Downward Spiral" прошло четыре года.

«Это всё потому, что гастроли заставляют вас притормозить работу, – вздыхает Резнор. – Вы страдаете от избытка всевозможных впечатлений – будь то наркотики или женщины, вещи, вызывающие раздражение или личное удовольствие, выступления, усталость или некачественная еда. У вас остаётся мало времени для раздумий. В случае с каждой пластинкой, записанной мной, я примерял на себя роль важного профессора и задавал вопрос: "Актуально ли это говорить сегодня?"»

Он останавливается. Как он часто делает.

«Я знаю, что это звучит претенциозно и глупо…»

Даже во время европейского тура в поддержку «Спирали» Резнор работал в гостиничных номерах, создавая, возможно, самый лучший саундтрек 90-х к фильму «Прирождённые убийцы».

«В этом фильме круто то, что он стал собранием популярных образов, – говорит он. – Поэтому я сказал: "Давайте сделаем коллаж из сотни песен – где-то добавить 10 секунд, где-то соединить с диалогами. Когда вы будете слушать этот CD, вы будете думать о фильме"».

«Прирождённые убийцы», фильм, который по-прежнему недоступен на видео в Великобритании, как и следовало ожидать, вызвал «похожие» инциденты в Америке и Париже.

«Это может быть связано с Judas Priest, MM и другими похожими явлениями, – говорит Резнор. – В конце концов вся ответственность должна лежать на каждом конкретном человеке. Искусство всегда было отражением культуры и общества. Если вы слушаете чёртов рэп, а потом идёте и убиваете полицейского, то, возможно, пластинка стала последним катализатором, заставившим вас сделать это, но всё началось с того, что у вас возникли проблемы».

Он отмечает, что его работа над «Шоссе в никуда» была менее напряжённой.

«Большая часть работы над «Прирождёнными убийцами» была связана с сортировкой тысяч мегабайт песен, – вспоминает он. – Для «Шоссе в никуда» такая работа не совсем подходила, потому что это был фильм совершенно другого рода. В целом идея "Смертельной битвы": "Давайте просто соберем здесь абсолютно всю фигню", меня совершенно не привлекает».

«Шоссе в никуда» – завораживающе сюрреалистичный и волнующий фильм. Есть ли у Резнора какие-то догадки по поводу того, что происходит в этом фильме?

«А они вообще у кого-то есть?» – мрачно посмеивается он. – Я не знаю. Но Дэвид Линч и Дэвид Кроненберг – мои любимые режиссёры, наряду с Куртом Расселом. Линч завораживает и легко завладевает вами. Но в то время, когда я с ним работал, я испытывал самое сильное давление во всей моей карьере».

«Он очень громко разговаривал, как парень из "Твин Пикса", который плохо слышал, – смеётся Резнор. – Он мог сказать: "У меня есть сцена погони, и я изображаю рой насекомых". Затем он мог нацарапать что-нибудь на листке бумаги и сказать: "Я хочу, чтобы это звучало так"».

«Я пару раз заходил к нему домой в Лос-Анджелесе. Один из его домов показан в "Шоссе в никуда". Он говорит: "Позволь мне показать тебе кое-что", и поднимается на возвышение. Он показал мне цепочку муравьёв, которые тащат кусок гниющего мяса на картине, и сказал, что это его новый проект. Из-за этого он мог показаться странным ублюдком, но ничего подобного. Он как ваш дядя. Я поймал себя на мысли, что смотрю на него и думаю: "Боже мой, это ведь Дэвид Линч!" Знаете, я смотрел "Синий бархат", наверное, раз 50? Я думал что-то вроде: "Он разговаривает со мной! Тот самый человек, который придумал Фрэнка Бута!"»

Автором кмпозиции "Driver Down" из саундтрека к фильму «Шоссе в никуда» обозначен Трент Резнор. Зачем нужно было делать это разделение, учитывая, что он всегда сам пишет песни NIN?

«Это изменение произошло, потому что участникам моей группы пришлось уйти, – отвечает он, прежде чем сделать глубокий вдох и развить тему. – Вот в чём заключается проблема с моей группой. Я начинал один, живя в Кливленде, обрабатывая музыку в студии и записывая материал второсортных ритм-н-блюз групп в дневные часы».

«В конце вечера у меня было несколько минут, чтобы заняться своим собственным материалом, который в итоге появился на "Pretty Hate Machine". Я не мог найти никого, кто бы присоединился ко мне. Все спрашивали: "Сколько ты платишь?" А я получал 200$ в месяц и каждый день ел бутерброды с арахисовым маслом! Я не мог никого найти, поэтому всё делал сам, приняв установку: "Ну ладно, чёрт с ними, у Принца получилось – получится и у меня!"»

Только после того как Резнор подписал контракт со звукозаписывающей компанией, он набрал в группу участников.

«Они исполняли партии, которые я написал, а я был тем парнем, который сидел за компьютером и по существу делал абсолютно всё. Это и стало предпосылкой того, что эта группа никогда не была группой. Я думал, что это хорошая концертная группа, но это не та группа, участники которой приходят в студию и вместе записывают материал».

В NIN выступали самые разные музыканты, в том числе Ричард Патрик из Filter, бывший участник Filter Брайан Лизгэнг и гитарист Джефф Уард, который умер из-за героиновой зависимости. («Я понятия не имел, насколько у него всё плохо», – со скорбью говорит Резнор). Из состава, который был в туре в поддержку «Спирали», в NIN остался только гитарист Дэнни Лонер. Сейчас «группа» укомплектована с приходом клавишника / звукоинженера Чарли Клоузера и звукоинженера Кита Хиллебрандта. Глэм- фрик-гитарист Робин Финк и барабанщик Крис Вренна остались за бортом. Резнор подчёркивает, что Вренна «никогда не вернётся в группу».

«Мне не совсем хочется говорить об этом», – размышляет он.

«Я написал каждую ноту каждой песни NIN. Каждая идея, каждый дизайн сцены, каждый образ придуманы мной. Иногда приближённые люди начинают ненавидеть вас, потому что вы можете купить машину, а они нет. Но они не видят, какими усилиями вам это всё далось. Они три года ездят в чёртовом автобусе, за который я заплатил, играя песни, которые я написал, – вздыхает он. – Что-то вроде: "Простите меня за то, что я могу оплатить счёт за электричество". Произошло что-то в этом роде».

«Мэнсон и я сейчас не так близки, как раньше», – обронил он.

Неужели? Расскажи подробнее…

«Ну, вам приходится столкнуться с реальностью. Находясь в этой сфере дольше, чем он, я увидел, что я как личность становлюсь хуже, равно как и участники моей группы. Теперь я вижу, как он меняется в худшую сторону. Немного славы и вы меняетесь…»

Marilyn Manson подписали контракт с лейблом Резнора Nothing Records. Резнор признаётся, что они «сделали имя этому лейблу» и что сам Мэнсон «всегда будет дорогим другом». Пока же создаётся впечатление, что участие Резнора в работе над "Antichrist Superstar" поспособствовало тому, что их пути разошлись. Резнор утверждает, что обработка "ACS" «на какое-то время остановила мою жизнь и длилась в пять раз дольше, чем я хотел». Он указан в качестве автора трёх песен этого альбома.

«Я пытался помочь им с написанием песен, – объясняет он. – Например: "Давайте добавим припев туда, где ему будет лучше всего, и вы сможете ставить это в вашей чёртовой машине!" Это радикально изменило пластинку. Я хотел сделать так, чтобы Мэнсон перестал быть тем, кого по определению можно проигнорировать. Им нужна была очень хорошая пластинка – не ради моей собственной выгоды».

Резнор и Мэнсон познакомились несколько лет назад, когда группа последнего выступала на разогреве у NIN в маленьком клубе.

«Это была шутка, – вспоминает Резнор. – Он сказал: "У меня есть группа, поэтому я могу продавать футболки!" Это было круто, потому что я думал также. Не хочу показаться высокомерным, но если никто никогда не будет меня узнавать и со мной никогда не будут встречаться супер-модели – и они действительно со мной не встречаются! – мне будет всё равно. Я занимаюсь этим не из-за этого. У Мэнсона другой взгляд на славу. Его установкой было: "Я хочу быть звездой и я стану чёртовой звездой”"».

Резнор описывает напряжённые отношения между Мэнсоном и бывшим гитаристом группы Дэйзи Берковицем во время первых сессий «Антихриста» как «чертовски непродуктивные».

«Когда Дэйзи ушёл, Твигги предложил несколько песен. Когда они делают лучшее, что в их силах, они могут быть теми, кто они есть, а когда они совершенно не стараются, они могут быть какими-то лунатиками, играющими какой-то паршивый рок с одним риффом, который вы слышали миллион раз. Я на 80% доволен этой пластинкой. Если бы всё зависело только от меня, я бы сделал её в 10 раз экстремальнее. Но она получилась хорошей».

NIN предоставили MM возможность выступить на сцене в напыщенном, зрелищном шоу, пропагандируя андрогинный имидж.

«Я помню, как в детстве увидел Kiss, – восторженно рассказывает Резнор. – Я хочу, чтобы рок-звёзды были яркими. Я не хочу видеть чёртова автозаправщика. Я хочу, чтобы была кровь, огонь и взрывы, голые сиськи и тому подобное!»

«В каком-то смысле мы делали это. Мэнсон возвёл это в крайнюю степень. И для них это лучше. К сожалению, теперь можно увидеть миллион подобных групп. Представьте старых музыкантов, из которых песок сыпется, которые выходят из ступора и говорят: "Чёрт, мы можем сделать это!" Кинг Даймонд снова попытается…»

Но в то время как Мэнсон воспринимается как великолепный карикатурный персонаж, Резнора по-настоящему уважают. Один из самых авторитетных американских журналов, "Time", назвал его «Самым Влиятельным Музыкантом 90-х».

«Это огромная честь, – говорит он, – но что это, к чёрту, значит? Вам либо не хочется слишком серьёзно об этом задумываться, либо вы начинаете заморачиваться по этому поводу. И я заморачивался!»

Неожиданно, учитывая, что NIN всегда опережали остальных, но Резнор всегда прекрасно знал о своём влиянии на других.

«Когда я закончил пластинку Мэнсона, я понял, что лично я не хочу слышать группы наподобие Gravity Kills и Stabbing Westward, – признаётся он. – Danzig недавно записали чёртову «индустриальную» пластинку! Я не говорю, что в этих вещах нет ничего хорошего – просто это уже в прошлом, это уже избито и неактуально».

«Кто-то очевидно решил сказать: "Эй! Если мы возьмём сюда фронтмена и сделаем ему паршивую глупую причёску или кто-нибудь споёт…"», – смеётся он.

А как насчёт Chemical Brothers?

«Опять же, они мне нравятся, но "Block Rockin’ Beats" – самая чопорная композиция из всех, что я слышал в жизни! – восклицает он. – Она словно кричит мне: "Мы англичане, мы белые и мы исполняем фанк-песню!"»

Новая пластинка NIN не будет называться "Dissonance", как сообщалось где-то ранее.

«Это было всего лишь название тура, который мы делали с Боуи, – усмехается Резнор. – А стараниями Интернета это превратилось в название нашего альбома. Сейчас рабочее название – "The Fragile", хотя, вероятно, я возненавижу его через пару недель».

Как она будет звучать?

«Я действительно больше не слушаю рок-музыку, – честно заявляет он. – Звучание новой пластинки больше сконцентрировано на элементах ритм-н-блюза и фанка в стиле Принца, а не в стиле Red Hot Chili Peppers – и это можно смело сопоставить с подходом Aphex Twin. Там есть что-то узнаваемое, но для неё также характерно взрывное стерео-звучание. И главное – приятные мелодичные песни».


Никаких гитар?

«Большая часть из того, что я играл в последнее время, было сыграно на гитаре, и для меня, наконец, настал момент, когда я понял, что у меня это нормально получается, но звучание этой пластинки ну будет основано на гитаре. Она будет очень электронной и неоднозначной».

В плане текстов Резнор хочет сделать что-то новое.

«Я хочу сказать, что ни хрена не знаю, как писать песни, – бормочет он с нелепой скромностью. – Я открывал свой дневник и писал туда то, что ни за что не позволил бы никому услышать, но оказалось, что людям это нравится. Я был смущён, поскольку это всё равно что рассказывать людям свои самые сокровенные мысли».

«Все новые песни, возможно, не будут начинаться со слова «Я», – смеётся он. – Если вы вспомните все «Я», которые я использовал в своей жизни, то получится… предостаточно! В этом также есть что-то очень похожее на то, как вы загоняете себя в угол. Насколько мертвы вы можете быть? Насколько близко к самоубийству вы можете приблизиться?!»

Резнор признаётся, что в конце концов ему может понравиться работать над саундтреками и он «устроит NIN достойные проводы».

Может ли "The Fragile" оказаться лебединой песней NIN?

«Не знаю. Мне бы хотелось сказать нет. Но в то же самое время я чувствую некоторую неудовлетворённость по поводу того, что в NIN нет никакого постоянного состава. Мне ещё так много нужно сделать… Нет, знаете что?! NIN станут следующими The Rolling Stones! Я буду выступать в 60 лет с судном. Никто, наверное, не придёт на эти шоу, кроме, разве что членов совета ветеранов Вьетнамской войны из Пенсильвании или откуда-то ещё. В афише будет говориться: "Не в оригинальном составе!" На самом деле я могу говорить это не только тогда – у меня уже сейчас нет никакого оригинального состава!»

Резнор утверждает, что сейчас он «приятно вдохновлён», несмотря на последние события. Неизвестный музыкант, Марк Николас Онофрио, подал не него в суд, утверждая, что некоторые песни с "The Downward Spiral" «поразительно похожи» на его собственные, которые, по его словам, он отправил Резнору в 1993 году.

«Если бы я мог назвать вещь, которая в данный момент меня больше всего раздражает, – загорается он, – я бы назвал это чёртово отродье. Я ни разу его не встречал и не слышал его чёртову запись. Я даже ничего не хочу о нём знать. Но о таких вещах вы иногда узнаёте из суда».

Что касается более личного уровня, Резнор недавно потерял свою бабушку, которая вырастила его в Пенсильвании.

«До этого никто из моих близких не умирал – у нас маленькая семья. Так что это было странно…, – вспоминает он. – Я только начал приходить в себя после этого. Это было ужасно – видеть её в больничной палате. Я никому не желаю пройти через это».

Есть ли жизнь после смерти?

«Мне кажется, что я верю в реинкарнацию, – рассуждает он. – Есть что-то вроде Бога, но это точно не тот Бог, о котором говорят священники на похоронах. Я был готов вскочить и ударить его. Это только подтвердило то, что я не ошибался в своих мыслях».

Что касается личных отношений, Резнор утверждает, что он живёт взаперти со своей «офигенской собакой».

«Знаете, я так отчаянно хотел вырваться из Пенсильвании, где я вырос, что решил, что ничему не позволю вернуть меня туда, – признаётся он. – Когда я начал работать над своим материалом в Кливленде, у меня уходило на это столько времени, что я потерял всех своих друзей. Я мог спать 2 часа и начинал видеть жуков на стене и тому подобное».

«С тех пор как я подписал контракт и до сего момента, я был настолько занят этой фигнёй, что мне было сложно встретить кого-то, кто понимает этот стиль жизни, когда вам приходится говорить что-то вроде: "Что ж, на протяжении следующих восьми месяцев я буду сидеть в студии по 15 часов в день. А потом я поеду в тур на полтора года…"».

«Многие могут встречаться с девушками, – тихо посмеивается он. – А я могу разбивать гитары на сцене. Вот какой будет моя эпитафия: "У него никогда не было девушки, но вы, должно быть, видели, как он разбивает Les Paul"!»

В декабре прошлого года в Интернете появились новости о том, что новый альбом Nine Inch Nails будет называться "Impossible Pain" и что Резнор нанял какого-то бродягу, чтобы он помог ему с микшированием! В этой статье приводятся слова, которые якобы сказал Резнор: «С нетерпением жду, когда смогу увидеть, что предложит этот чокнутый!» "Kerrang!" и несколько других британских журналов сообщили об этой истории. Позже мы узнали, что на самом деле это было ложью. И мы очень смеялись.

«Я что-то об этом слышал. Где тот бездомный парень, который пришёл в студию?» – хохочет теперь Резнор.

«С чего вообще они это взяли? Да, конечно, это было правдой», – добавляет он с кривой усмешкой.

«На самом деле, – заливается он смехом, – пришёл мертвец и микшировал альбом!... Нет, мне льстит, что люди доходят до того, что утруждают себя выдумыванием такой чуши!»



Original Article


Сайт управляется системой uCoz